Евреи африканцы. Эфиопские евреи

ЭФИО́ПСКИЕ ЕВРЕ́И (эфиопский этноним фалаша /на древнеэфиопском языке геэз/ - `пришельцы`, `выходцы`; самоназвание бе́та Исраэль - `дом Израиля`), этнолингвистическая группа (община), которая до массовой алии в Израиль (начало 1980-х гг.) проживала в основном в северной и северо-западной Эфиопии. К этому периоду община насчитывала около 45 тыс. человек.

Э. Бета-Израиль был вынужден переехать в горный район вокруг озера Тана. На протяжении веков Бета-Израиль, насчитывающий сотни тысяч человек, управлял могущественным государством в сегодняшней Эфиопии. В течение семнадцатого века эфиопский император окончательно победил еврейское государство и захватил их землю. Большинство бета-версий Израиля постепенно отказались от своего языка Агава и утвердили язык Тигринья или Амхара своих соседей.

Положение Бета-Израиля ухудшилось к концу девятнадцатого века. Жак Файтлович, польский еврей, занялся своим делом. Он поставил Бета-Израиль в контакт с еврейскими общинами по всему миру, открыл им школу в Аддис-Абебе и отправил несколько в еврейские школы в Европе. Несмотря на то, что деятельность Файловича остановилась во время итальянской оккупации Эфиопии, впервые в современной истории Бета-Израиль имел некоторые контакты с другими евреями. Однако их сообщество продолжало сталкиваться с преследованиями и дискриминацией, а также со многими другими эфиопскими группами, сильно пострадал от репрессивного режима Хайле Мариам Менгисту.

История общины. Эфиопские евреи населяли области вокруг озера Тана и к северу от него (например, горы Сымен). Во 2-й половине 20 в. они жили примерно в 500 собственных селениях в областях Сымен (Семиен), Дембиа, Секелт и Волкает, главным образом в провинции Гондар (ныне Бэгемдыр и Сымен). Эфиопские евреи также проживали в провинции Тигре, в исторических областях Ласта и Куара и в городах Гондар (в отдельном квартале) и Аддис-Абеба. Основным их занятием было земледелие (большинство - арендаторы), а также различные ремесла: гончарное дело, прядение, ткачество, плетение корзин, кузнечное и ювелирное дело. Многие работали в городах на строительстве. В сущности бета Исраэль были главным образом ремесленниками, особенно в северо-западной Эфиопии. Родным языком эфиопских евреев были диалекты агавских (агау) языков, хотя большинство владело официальным языком Эфиопии - амхарским, и лишь незначительная часть говорила на языке тиграй. Эфиопские евреи исповедовали разновидность неталмудического иудаизма (ср. Караимы).

Религиозно Бета-Израиль всегда идентифицировал себя как изгнанники из земли Израиля и как верующие в веру Моисея. Они никогда не узнавали о Талмуде, кодификации устного закона иудаизма или каких-либо постбиблейских традиций, таких как праздник Хануки. Так были изолированы они от остального еврейского мира, которые многие не знали, что другие евреи все еще существовали, а также то, что многие из них были белыми. Религиозная жизнь Бета-Израиля основана на Торе и ее устном толковании, передаваемом из поколения в поколение, и в священных писаниях общины.

В 1977–93 гг. абсолютное большинство эфиопских евреев переселилось в Израиль. Лишь отдельные семьи и разрозненные группы (например, евреи Куары, их алия началась в 1998–99 гг.) пока остаются в Эфиопии. По оценочным данным во 2-й половине 1999 г. в стране проживали около 2300 человек, имевших право на алию согласно Закону о возвращении ; к тому же в стране живет от тридцати тысяч до ста тысяч обращенных в христианство монофиситского толка эфиопских евреев и их потомков, так называемых фалашмура , значительная часть которых стремится вернуться к иудаизму и переехать в Израиль.

Некоторые бета-израильские обычаи сопоставимы с еврейской практикой, основанной на устном праве и раввинской литературе; другие напоминают древние обычаи, практикуемые евреями во время библейских и талмудических периодов. Бета-израильские деревни, обычно расположенные отдельно от соседних христианских деревень, всегда находились рядом с водоемом для ритуальных целей погружения и очищения. Религиозная жизнь вращалась вокруг синагоги.

Их сообщество всегда строго придерживалось кошерной диеты и наблюдало субботнюю субботу как день отдыха. Бета-Израиль празднует все праздники, упомянутые в Торе, в дополнение к традициям их собственной традиции. Время праздников определяется религиозным лунным календарем, исключительным для Бета-Израиля. Традиционное священство привело к религиозной жизни общины, и священство приобрело все большее значение во время потрясений ХХ века как хранилища традиций группы. Поскольку Бета-Израиль передавал ритуалы устно, опыт священников был критическим элементом в поддержании литургического цикла.

Время поселения эфиопских евреев в Эфиопии не установлено. Согласно эфиопской легенде, одинаково признаваемой как местными христианами, так и эфиопскими евреями, основателем правившей в Эфиопии «Соломоновой династии» был нгусэ негэст (`царь царей`) Менелик I, сын царя Соломона и царицы Савской Меакеды (см. Саба). Когда Менелик после помазания на царство в Иерусалимском храме отбыл на родину (Саба располагалась на юге Аравийского полуострова, а в Эфиопии находились лишь ее колонии), его сопровождали Азария, сын первосвященника Цадока , и 12 старейшин с семьями. Эфиопские евреи считают себя потомками этих знатных людей Иерусалима. Согласно научным теориям, разделяемым большей частью этнографов и историков, эфиопские евреи - хамитского (кушитского) происхождения и принадлежат к группе племен агау, составлявшей часть автохтонного населения северной Эфиопии до того, как туда в 1 тысячелетии до н. э. переселились из Южной Аравии семитские племена. По одной теории, еврейская религия распространялась среди племен агау евреями - жителями Южной Аравии, хотя она могла дойти до них и через Египет , или даже благодаря евреям, осевшим в Эфиопии и со временем ассимилировавшимся среди местного населения. Эфиопские хроники свидетельствуют, что иудаизм был широко распространен еще до обращения в христианство (4–5 вв.) Аксумского царства в северной Эфиопии. Считается, что вследствие этого начались гонения на последователей иудаизма, которым пришлось покинуть прибрежный регион и отступить в горные районы к северу от оз. Тана, где они сосредоточились и сохраняли политическую независимость под предводительством собственных правителей. Пленные евреи, приведенные в 525 г. после похода аксумского царя Калеба против химьяритского (см. Химьяр) царя Юсуфа Зу Нуваса , были поселены в исторической области Сымен и укрепили приверженность местного населения к иудаизму. Считается, что таким образом, вероятно, сформировалась община бета Исраэль , которая в сущности была остатками населения, сохранившегося с дохристианского периода древнего эфиопского царства Аксум.

Миграция в Израиль привела к трудностям для эфиопской общины. Резкий переход от сельских деревень Эфиопии к очень белым, вестернизированному и в основном городскому обществу Израиля доказал крайний и дезориентирующий переход для многих. До прихода в Израиль несколько Бета Израиль знал любой иврит.

Несмотря на отсутствие религиозных преследований, с которыми они столкнулись в Эфиопии, Бета-Израиль теперь сталкивается с расизмом и ежедневной борьбой за интеграцию в Израиль. Большинство эфиопских евреев в Израиле в настоящее время живут в очень бедных сегрегационных городах, где уровень безработицы значительно выше среднего по стране. Более удивительно, что Бета-Израиль столкнулся с постоянными проблемами подлинности своего еврейства.

Согласно другой теории, община бета Исраэль происходит не от местного населения, принявшего в первые века нашей эры еврейскую религию, а является результатом своеобразного развития одной из ветвей эфиопского христианства, испытавшей большее влияние иудаизма, чем основное течение коптской монофиситской церкви в целом.

Современные ученые (например, профессор Иерусалимского университета С. Каплан и др.) признают, что формирование бета Исраэль следует воспринимать как результат процессов, происходивших в Эфиопии в 14–16 вв. В этот период многие ранние группы так называемых эйхудов (включали повстанцев, еретиков, а также людей, исповедовавших иудаизм), жившие в северо-западной Эфиопии, слились в единую этническую общность, получившую прозвище фалаша . Появление этой группы со своей особой идентичностью было результатом различных политических, экономических и идеологических факторов.

Что касается более позитивной стороны, сообщество обладает большими возможностями в области образования, чем когда-либо в своей истории, и несколько сотен эфиопских евреев зачислены в колледжи и программы выпускников в Израиле. Кроме того, такие организации, как североамериканская конференция по эфиопскому еврейству, служат многим препятствиям и проблемам, уникальным для дилеммы, которую они по-прежнему терпят.

Образование остается основным способом улучшения социального и экономического статуса эфиопских евреев. Эфиопские студенты сталкиваются с рядом препятствий в израильской образовательной системе, и в результате все большее число разочарованных эфиопских молодых людей бросают школу. Это увековечивает цикл бедности. Проблема отсева продолжает оставаться чумой. Это составляет около 15% от числа учащихся.

Первое достоверное сообщение о людях, позднее известных как фалаша , появляется в военных хрониках эфиопского императора (в русской традиции негус) Амда Сейона в 1314–44 гг. Согласно этим источникам, негус послал войска воевать с людьми, «подобными евреям», жившими в районах Семиен (Сымен), Вагара, Саламт и Сагаде. Действительно, правление Амда Сейона положило начало войнам между бета Исраэль и христианскими негусами, продолжавшимся 300 лет. Несмотря на интенсивность этих войн и трагическую роль, которую они играли в формировании общины бета Исраэль , их следует рассматривать в контексте исторических событий в Эфиопии. Когда императоры Соломоновой династии расширяли подвластную им территорию, они сталкивались с прежде независимыми группами и покоряли их. Даже когда враждующие стороны придерживались разных вероисповеданий, религия играла относительно слабую роль в этих столкновениях, поскольку эфиопские правители обычно ставили политическую лояльность гораздо выше, чем религиозное единство. Община бета Исраэль , в свою очередь, часто была готова к объединению с другими противниками императора, независимо от их религии.

Юношеская преступность растет даже среди детей в возрасте 8 или 9 лет. Женщина, которая руководит программой в Беер-Шеве, чтобы помочь детям в начальной школе, сказала, что дети остаются в торговых центрах до всех часов. Отмена школы на регулярной основе растет, и зачастую молодые люди становятся вовлеченными в мелкие преступления. Она описала это как образец, который распространяется и вмешивает 300 детей в возрасте до 14 лет в Беэр-Шеве. Во многих городах, где сосредоточены иммигранты, такие как Реховот, Ришон Ле-Цион, Нетания, Беэр-Шева, Хадера и т.д. А также в Тель-Авиве, есть также эфиопские молодежные банды.

Император Йешаг в 15 в. был первым правителем Соломоновой династии, который лично повел войска против бета Исраэль . С помощью дружественных ему мелких князей из бета Исраэль он нанес сокрушительное поражение иудею, правителю Сымена и Дембии. Затем Йешаг принудил своих противников обратиться в христианство или отдать права на наследованные земли. Считается, что он издал декрет: «Тот, кто был обращен в христианство, может унаследовать землю своего отца, если нет - пусть он будет фалаши ». Если этот текст является источником термина «фалаша », нет сомнений в том, что правление Йешага означало начало долгой политики ущемления гражданских прав бета Исраэль , что окончательно лишило большинство из них возможности иметь наследственные земли. Вследствие этого часть бета Исраэль идентифицировала себя с правящими землевладельцами-христианами и приняла монофиситское христианство. Большинство же членов общины либо переселились в периферийные районы, где центральная власть была слаба и борьба за землю не была такой напряженной, либо стали арендаторами земли, что значительно понизило их социальный статус. Оставшиеся верными еврейской религии земледельцы дополнительно занялись ремеслами (кузнечное, гончарное, ткаческое), чем укрепилось профессионально-экономическое своеобразие членов общины.

В районах с высокой концентрацией эфиопских иммигрантов они столкнулись с израильскими преступниками, которые активно вербуют эфиопскую молодежь в продажу наркотиков и другие преступные действия. Члены организации говорят, что это позволило тысячам студентов учиться в академических, а не профессиональных программах.

Это также сыграло важную роль в увеличении числа эфиопов, которые проходят экзамены по средней школе. Три года назад население евреев эфиопского происхождения, проживающих в Израиле, составляло около 74 человек. Ваша оценка: Нет Средняя: 5. Йосси Зив изучал религиозные обряды эфиопского еврейского населения, все еще находящегося в Эфиопии, и обнаружил, что они сохраняли те же обычаи и традиции, что и евреи периода Второго Храма в течение последних двух тысяч лет.

В то же время глубокие преобразования в религиозной идеологии, практике и установлениях бета Исраэль привели к развитию гораздо более четкой и определенной религиозной системы общины. Как устное предание бета Исраэль , так и письменные источники показывают со всей очевидностью, что образующие компоненты религиозной системы общины развились не ранее 14–15 вв. Все основные элементы религии бета Исраэль первоначально обусловлены влиянием христианских монахов - Аббы Сабры и Цагги Амлака. Некоторые исследователи считают, что этноним «фалаша » происходит от слова «фалашьян» - «монах» (на амхарском языке). Монашество (сохранялось у эфиопских евреев до 20 в.), законы чистоты, праздники, литературные труды и литургия - это лишь немногие элементы духовной жизни, которыми бета Исраэль обязана своим «культурным героям» Аббе Сабре и Цагге Амлаку.

«Это знание, которое нигде не было написано и сохранилось в их традициях», - сказал исследователь. Они изучали древние обычаи, которые исчезли из мира. Они приводят примеры того, как во время Второго Храма вели себя вожди народа Израиля. Профессор опубликовал свои выводы на семинаре, который проходил в полевой школе Кфар-Этцион прямо перед еврейско-эфиопским праздником Сигида. Зив сказал, что многие еврейско-эфиопские обычаи идут против современной еврейской практики, но прекрасно согласуются с обычаями и ритуалами, описанными в свитках, найденных в кумранских пещерах и в книгах, относящихся ко времени Второго Храма.

15–16 вв. были также ключевым периодом в формировании политической позиции бета Исраэль . До конца 15 в. сопротивление народов и племен из области оз. Тана императорам Соломоновой династии, очевидно, было региональным явлением, и невозможно отчетливо выделить этнические подгруппы, участвовавшие в нем. С 16 в. бета Исраэль выступает как определенная группа, которой управляли князья, возглавлявшие собственное войско. Хотя община и в дальнейшем находила союзников среди других противников негуса, границы этой конфессионально-этнической группы стали гораздо отчетливее.

Кумранские пещеры - это места, где были найдены свитки Мертвого моря, которые включают в себя третью старейшую еврейскую Библию, когда-либо найденную. Некоторые из этих обычаев второй эпохи Храма включают в себя не освещение субботних свечей, придерживаясь древнего обычая, запрещающего использование огня, освещенного еще до начала Шаббата. Наряду с этим пламя не должно проходить с одного судна на другое в Шаббат, даже если оно было освещено до прихода Шаббата.

Они даже не придерживаются знаменитого правила, в котором говорится, что «правила субботы могут быть проигнорированы с целью спасения жизни», - сказал Зив. «Для эфиопских евреев святость Шаббата должна быть сохранена даже при стоимость человеческой жизни».

Различные политические, экономические и религиозные факторы в 16–17 вв. способствовали ухудшению отношений между бета Исраэль и христианскими правителями, однако важнейшим фактором стало постепенное смещение политического центра империи в область Гондар (Гондэр). Негусы Сарса Дангел и Сусениос вели военные кампании против бета Исраэль и построили замки-крепости на территориях близ озера Тана. Поскольку император все больше и больше времени находился в этом регионе, требования к местным жителям значительно возросли. Когда против негуса Сусениоса (1607–32) восстали племена агау, бета Исраэль под предводительством своего князя Гедеона (Гид‘она) присоединилась к мятежникам. В результате тяжелой борьбы негус захватил крепости бета Исраэль , истребил многих членов общины, часть продал в рабство, а оставшимся предложил выбрать крещение либо смерть. Так был положен конец независимости бета Исраэль , а земли, принадлежавшие общине, были конфискованы. Князь Гедеон вместе с другими отказавшимися принять христианство погиб во время учиненного над ними побоища. Под угрозой смертной казни запрещалось соблюдать иудейские обряды. (Впоследствии насильственно крещенным разрешили вернуться в лоно их прежней религии.)

Свидетельства этого строгого соблюдения Шаббата были также замечены в свитках Мертвого моря. Другой пример различий между мейнстримом иудаизма и эфиопским иудаизмом связан с сексом во время Шаббата. Согласно современной еврейской традиции, супружеские отношения не только разрешаются, но и поощряются в день отдыха. Между тем, эфиопская традиция утверждает, что запрет на любой секс запрещен в Шаббат, чтобы не опрокинуть тело. Примеры этой эфиопской традиции были найдены в свитках Мертвого моря.

Расхождения между более «современным» еврейским законом и законом эфиопских еврейских старейшин, известными как Кессим, можно увидеть в разных областях еврейского права. В соответствии с обычным еврейским обычаем люди в трауре воздерживаются от стрижки волос или бритья своими бородами в течение определенного периода времени, тогда как эфиопский обычай - для скорбящих сократить короткие волосы и побрить их бороды - еще одна традиция, которую Зив видел в текстах из Вторая эпоха Храма. После того, как Пророк Иова подвергся его плохим известиям, написано, что он разрезал ему волосы.

Однако религиозные, экономические и общественные изменения, которые происходили с 14 в., дали бета Исраэль новые средства самосохранения в период, когда столицей единой империи был г. Гондар (1632–1769). Часть воинов бета Исраэль были немедленно включены в императорскую армию, тогда как другие члены общины выдвинулись как строители (каменщики и плотники) храмов и дворцов в Гондаре. Некоторые из бета Исраэль за преданную службу императору даже получали в награду титулы и земельные наделы.

В некоторых из трудов Исаии и Иезекииля также написано, что евреи сократят свои волосы в периоды траура, - сказал Зив. Другая известная эфиопская еврейская традиция - строгое соблюдение законов чистоты. Например, когда женщина подвергается менструации в эфиопском еврейском обществе, ее отправляют жить в указанную палатку за пределами деревни, пока она не станет «чистой» еще раз, как это предписано сделать в Храме Свиток Свитков Мертвого моря.

«Они были частью нас, но были отрезаны»

Различия между ритуалами и обычаями господствующего иудаизма и эфиопского иудаизма подорвали авторитет традиционных эфиопских еврейских лидеров после того, как они сделали алию Израилю и даже подорвали эфиопов, утверждает, что они действительно евреи.

В эпоху феодальной раздробленности, когда Эфиопия представляла собой государство, состоящее из нескольких полузависимых княжеств (провинций; 1769–1855), община бета Исраэль потеряла почти все свои экономические преимущества, которые имела при гондарских императорах. Без сильного центрального правительства, способного и готового защитить членов общины, местные правители могли без труда завладеть их землей и собственностью. Фактическое отсутствие императорской власти означало также резкое падение спроса на квалифицированных каменщиков и плотников из бета Исраэль . Когда потребность в специалистах-ремесленниках снизилась, члены общины занялись кузнечным и гончарным делом, и их социальный статус снизился. Из-за того, что они занимались этими «презренными» (по поверьям местного населения) профессиями, христианские соседи относились к членам бета Исраэль со страхом и неодобрением. Гончары и кузнецы, преобразовывавшие предметы благодаря своей «власти над огнем», зачастую считались оборотнями (буда), существами, по ночам превращающимися в гиен и нападающими на невинных жертв.

Однако Зив говорит, что обычаи и традиции эфиопских евреев и их сильное сходство с еврейскими традициями в период Второго Храма служат лишь для укрепления их связи с иудаизмом в целом. Я убежден, что это сообщество было частью народа Израиля в древние времена, но они были отрезаны. Мы не знаем, когда и почему, но это произошло до того, как фарисейская традиция стала основной еврейской традицией, доктор.

«Евреи Эфиопии жили в изгнании и в полной изоляции от остальной части народа Израиля, но продолжали сохранять традиции наших предков до сегодняшнего дня». Эфиопские евреи, как мужчины, так и женщины, были известны как Фалаша в Эфиопии, хотя в последнее десятилетие они избегали этого наименования своей стигматичной коннотацией «незнакомец», что подразумевало низкий статус аутсайдера. В Израиле они, как правило, называются эфиопскими евреями, в то время как в Эфиопии они часто ссылались на себя - и упоминаются в научной литературе - как Бета-Израиль.

Эпоха князей была также трудным периодом и в религиозной жизни бета Исраэль . Очевидно, монахи как и прежде играли основную роль в сохранении общины. Один из них, как предполагают, Абба Ведайе, начал в 1840-е гг. религиозное возрождение, что вернуло многих выходцев из бета Исраэль в лоно религии их отцов и предков.

Современный период эфиопской истории начался с приходом к власти негуса Теодроса (Федора) II (1855), покончившего с обычаем назначать номинальных императоров из так называемой Соломоновой династии. Теодросу удалось возродить фактическую верховную власть и на некоторое время ликвидировать феодальную анархию. Он подавлял любые проявления сектантства (отхода от ортодоксального христианства монофиситского толка), а также иудаизм и ислам, рассматривая эти религиозные учения как идеологическое выражение сепаратизма. В ходе массовых крещений насильственных членов бета Исраэль в 1850–80-х гг. приходилось применять императорское войско.

Они делятся на два отдельных лингвистических существа, говорящих на Амхарском и Тигриньях соответственно. Истоки этого этнического меньшинства в Эфиопии неясны. Почти все исследователи, в том числе те, кто утверждает, что эфиопские евреи не существовали в Эфиопии до Средневековья, в самое ближайшее время признают, что евреи жили в Эфиопии с ранних времен. Некоторые говорят, что они произошли от союза царя Соломона и царицы Савской; другие теории относятся к ним по-разному как потомки йеменских евреев, Агауз, евреи, которые спустились в Египет и бродили на юг или даже выросли евреи, населявшие гарнизон в Элефантине.

Правление Теодроса положило начало интенсивному европейскому участию в делах Эфиопии. Как одно из проявлений этого следует рассматривать учреждение в 1859–60 гг. протестантской миссии под контролем Лондонского общества по распространению христианства среди евреев. Появление миссионеров означало, что Запад стал воспринимать фалаша как евреев.

Влияние христианской миссии (действовала около 50 лет) было минимальным с точки зрения числа членов общины, которых удалось обратить в христианство. Однако ее влияние сказалось в тех изменениях, которым подверглись оставшиеся верными традиции члены общины. Религиозная система бета Исраэль , особенно монашество, ритуал жертвоприношений и практика очищения были подвергнуты беспрецедентной критике, концентрировавшейся на чужеродности такой практики «нормативному» иудаизму и в некоторых случаях даже библейской традиции. Миссионеры из Лондонского общества были первыми, кто отнесся к бета Исраэль как к евреям, а не как к секте иудействующих . Деятельность миссионеров во 2-й половине 19 в. была основным фактором в истории этой общины, который не оставлял сомнений в существовании более универсальных форм еврейской самоидентификации среди бета Исраэль и привлек к ним внимание мирового еврейства.

В ответ на действия миссионеров многие еврейские ученые стали добиваться, чтобы этой неизвестной затерянной общине была оказана помощь. В 1868 г. по поручению Альянса (Всемирного еврейского союза) в Эфиопию приехал французский семитолог-востоковед И. Х алеви для исследования вопроса о принадлежности общины бета Исраэль к еврейскому народу. Несмотря на то, что в своем отчете Х алеви идентифицировал фалаша с евреями и в связи с этим еврейские организации развернули филантропическую деятельность в поддержку бета Исраэль , в последующие 36 лет ничего существенного не было предпринято. Тем временем события в Эфиопии, главным образом так называемый великий голод (кифу-кен) 1888–92 гг., продолжали подрывать жизнестойкость бета Исраэль и привели к крещению части членов общины. Переломный период в истории бета Исраэль связан с прибытием в 1904 г. в Эфиопию ученика И. Х алеви Я. Файтловича . Именно его деятельности община обязана приобщением к еврейскому национальному сознанию и еврейской истории, тем, что образно можно назвать путем от фалаша к эфиопским евреям. Файтлович считал бета Исраэль изолированной группой этнических евреев, осевшей в примитивном африканском окружении и подвергшейся его влиянию. В докладе Э. де Ротшильду (финансировавшему экспедицию) Файтлович писал: «Когда я был в Африке среди фалаша , окруженных племенами полудикарей, я чувствовал невыразимую радость, отмечая их энергию, восприимчивость, высокие моральные качества, которые отличают их [от других эфиопов]».

Одной из основных задач Файтловича была религиозная реформа бета Исраэль , которая ставила перед собой цель приблизить общину к «нормативному» иудаизму: «Откажитесь от монашества, жертвоприношений и ритуалов очищения и примите религию, являющуюся подлинным продолжением той библейской веры, которую вы исповедуете».

Файтлович пытался создать в Эфиопии и за ее пределами школы для бета Исраэль с целью приобщить молодежь, а через нее и всю общину, к современной цивилизации и традиционному иудаизму. В 1909 г. Файтлович на аудиенции у негуса Менелика II обратился к нему с просьбой принять меры для улучшения положения бета Исраэль . В Европе (Германия, Италия) Раффаэле Оттоленги (см. Оттоленги, семья) организовал общество «Про фалаша»; были учреждены общественные комитеты помощи эфиопским евреям; Файтлович организовал передвижные школы, проводившие попеременно занятия в деревнях бета Исраэль , а в 1923 г. при поддержке американских евреев он открыл в Аддис-Абебе интернат для детей и подростков. По его инициативе молодых эфиопских евреев послали на учебу в Европу, США и подмандатную Палестину (см. И. Богале), впоследствии некоторые из них были назначены на важные государственные посты в Эфиопии и остались верны негусу Хайле Селассие I в период итальянской оккупации (1936–41).

Итальянское вторжение (1935–36) прервало деятельность Файтловича в Эфиопии. Сначала фашистские власти отнеслись к бета Исраэль как к угнетенному национально-религиозному меньшинству, освобожденному от амхарского владычества. Лишь некоторые члены общины бета Исраэль поддерживали итальянцев, другие (их было значительно больше) участвовали в патриотической партизанской борьбе. К концу итальянской оккупации фашистские власти ввели расистское, антиеврейское законодательство (см. Италия).

Период после возвращения Хайле Селассие в Эфиопию (1941) и до конца его правления (1974) был одним из важнейших в истории бета Исраэль . Страна беспрецедентным образом была открыта современным влияниям, включая возрожденную деятельность миссионеров. Контакты с еврейским миром (в том числе Еврейским агентством) также значительно возросли, особенно после создания Государства Израиль (1948). С середины 1950-х гг. молодежь бета Исраэль стали направлять в Израиль для получения образования. В это же время в сельских местностях были открыты начальные школы для эфиопских евреев, а в городе Асмара (Эритрея) была основана учительская семинария.

Хотя эфиопская революция 1974 г. казалась многообещающей для бета Исраэль , надежды членов общины, как и надежды многих в стране, не оправдались. Бета Исраэль приветствовали провозглашенную в марте 1975 г. земельную реформу, которая обещала освободить их от тягот арендаторства. На самом же деле перераспределение земли было несправедливым, и бывшие арендаторы-эфиопские евреи часто подвергались преследованиям со стороны прежних христиан-землевладельцев. Установленная государственная политика религиозной свободы и сокращение деятельности иностранных миссионеров также воспринималось бета Исраэль как положительный шаг. Однако стремление революционных властей (в связи с гражданской войной мусульман в Эритрее) подавить этнический сепаратизм не обошло стороной и бета Исраэль . В отдельных случаях власти приостанавливали или запрещали религиозные церемонии общины. В этот период община также пострадала от ухудшившегося в целом материального положения и снижения безопасности в стране. С резким ухудшением условий жизни в Эфиопии религиозная привязанность бета Исраэль к Иерусалиму (который воспринимался ими расширительно как весь Эрец-Исраэль) трансформировалась в активное желание переселиться в Израиль (см. ниже).

Этнические особенности . Внешне эфиопские евреи мало отличаются от местного населения Эфиопии - амхара, хотя в самой общине нет однородного типа. Из-за смеси хамитских и семитских элементов у эфиопских евреев наблюдается большая разница в цвете кожи и в чертах лица, иногда напоминающего африканский тип (агау), а иногда семитский тип (весьма сходный с типом восточных евреев). В общине сохранилось представление, что более темнокожие, с явными африканскими чертами эфиопские евреи - бария - являются потомками рабов, принявших веру бета Исраэль . Группа бария , которая обозначает одновременно и статус, и происхождение, противопоставляется группе чуа (`красные`), которые, согласно традиции, придя из Эрец-Исраэль, якобы посмуглели из-за африканских климатических условий (народное поверье эфиопских евреев утверждает, что после переселения в Израиль кожа «настоящих» евреев вновь побелеет). Чуа обычно не вступают в браки с бария . Имеется также немногочисленная группа смешанного происхождения («красно-черные»), которая появилась в результате отношений между мужчинами чуа и рабынями бария .

Фундаментом этнического самосознания бета Исраэль являлась религиозная система, совмещающая ветхозаветно-иудейские, христианские и панэфиопские верования и обряды. В 20 в. после отмирания института монашества (мужского и женского) у бета Исраэль священнослужители (кессох , или ках енат ) стали главными духовными лидерами общины. Они проводили литургические обряды, совершали жертвоприношения, проводили обряд обрезания , руководили жизнью общины. В связи с низким уровнем грамотности у эфиопских евреев кессох были основными хранителями ритуала и религиозно-исторической традиции. Если ранее другие священнослужители также осуществляли религиозную службу, то после 12 в. почти все они исчезли. Однако дабатарох (чтецы, помощники кессох ) сохранились, главным образом в качестве писцов и религиозно-магических целителей, а также учителей в сельских религиозных школах.

Члены бета Исраэль традиционно отправляли службу в маленьких круглых молитвенных домах (масгид или салот бет ), которые состояли из трех концентрических комнат. Эта форма встречается также в эфиопских церквах и, как считается в Эфиопии, повторяет Храм Соломона.

В Эфиопии члены бета Исраэль соблюдали годичный цикл праздников и постов в соответствии с лунным календарем , сходным с общепринятым еврейским. Год в общине начинался с месяца нисан, как это принято в Библии (в позднейшей традиции седьмой месяц еврейского года); согласно Пятикнижию праздновались новолуние и еврейские праздники. Многие праздники, хотя и известные под местными названиями, имели то же значение и справлялись в то же время года, что и еврейские праздники во всем мире: Рош х а-Шана (Берхан Сарака), Иом-Киппур (Астасрейо), Суккот (Ба‘ала Масалат) и Песах (Фасика). Не праздновались Пурим , Ханукка и Симхат-Тора . В Песах члены общины совершали ритуальное жертвоприношение и ели подобный мацце особый хлеб, приготовленный из неквасного теста.

Другие праздники бета Исраэль восходят к аналогичным в эфиопской христианской культуре. Среди них Сегед, который соответствовал христианскому эфиопскому дню покаяния в память св. Михаила, этот день отмечали 12 числа каждого месяца. Впоследствии Сегед стали отмечать через семь недель после Иом-Киппур (Астасрейо) в конце хешвана и переосмыслили его как праздник Синайского откровения и грядущего возвращения эфиопских евреев на родину в Эрец-Исраэль. В Израиле Сегед справляют в Иерусалиме, по традиции службу ведут кессох . Сегед превратился в специфический праздник общины, на который эфиопские евреи съезжаются со всей страны.

Самым важным днем в религиозной жизни бета Исраэль всегда была суббота (санбат ). Члены общины твердо верили в единого Бога, Господа Израиля, избравшего свой народ, во Всевышнего, который пошлет Мессию , чтобы искупить их и возвратить в Святую Землю. Мессианские движения неоднократно возникали среди бета Исраэль .

До 20 в. религиозная система бета Исраэль отражала уникальность общины в контексте более широкой эфиопской иудеохристианской культуры. Однако контакты с зарубежными евреями привели к существенным изменениям в их традиции. Праздники все больше отождествлялись с общееврейскими моделями, обычаи, отклоняющиеся от норм иудаизма, такие как жертвоприношения и монашество, отмирали, иврит стали иногда употреблять в богослужении, и свитки Торы стали использоваться наряду с традиционным изводом Библии (так называемый Орит) на культовом языке (геэз) эфиопской монофиситской церкви.

В большинстве случаев члены бета Исраэль говорили на языках того региона, в котором они жили. В прошлом община бета Исраэль говорила на различных диалектах агавских (агау) языков. Эти кушитские диалекты сохранились лишь среди незначительной группы людей преклонного возраста и в отдельных словах и целых фразах, включенных в молитвы бета Исраэль . Молитвы, как и большинство культовых текстов бета Исраэль , написаны главным образом на языке геэз. Христианские тексты на геэз, включающие слова на библейском иврите, также употреблялись бета Исраэль , однако некоторые слова появляются исключительно в писаниях общины, например, сафур (шофар), гадол (`большой`), Эль-Шаддай (`Бог Всемогущий`), гойим (`народы`, `иноверцы`), Тора.

Португальские иезуиты, посетившие Эфиопию в 17 в., утверждали, что фалаша имели Библию в оригинале и использовали в богослужении искаженный иврит. Однако это сообщение ничем не подтверждается, и с достаточной долей основания можно сказать, что до контактов с мировым еврейством члены общины, вероятно, не были знакомы с ивритом.

Религиозная литература бета Исраэль показывает прочную связь общины с более широким эфиопским христианским окружением. Их версия Орит идентична Ветхому завету христианского Священного Писания. У бета Исраэль , как и в эфиопской церкви, канонический текст Библии включал апокрифы и псевдоэпиграфы : книгу Товита , книгу Юдифь , Премудрость Соломона , Бен-Сиры Премудрость , I и II Маккавеев книги , книгу Баруха , а также книгу Эноха (см. Ханох) и Юбилеев книгу (или Малое Бытие). Последняя книга существенно повлияла на религиозную практику и календарную систему бета Исраэль . Хотя члены общины не были знакомы с Талмудом и поздними трудами раввинистической литературы , их литература содержит некоторые предания, соответствующие традиции Гемары и Мидраша .

Интерес для понимания истории и религиозно-культурного развития бета Исраэль представляет ряд апокрифических трудов, попавших в общину между 14 и 18 вв. Почти все они испытали очевидное христианское влияние или просто были христианского происхождения. Все эти труды были приспособлены к условиям бета Исраэль , и христианские элементы исключены из них. В трудах преобладают три основные темы:

  1. Святость субботы, которая выражена в «Те‘эзаза санбат» («Предписания субботы»), «Нагара санбат» и «Абба Элиас».
  2. Жизнь и, в особенности, описание смерти библейских героев в таких сочинениях, как «Мота Мусе», «Мота Арон», «Гадла Абрех ам», «Гадла Исхак», «Гадла Я‘аков», «Нагара Мусе» и «Арде‘эт»;
  3. Судьба души после смерти в сочинении «Нагара Мусе», «Барух», «Горгориос» и «Машафа Мала‘ект».

Есть и другие религиозные сочинения: «Веддасса Тебаб», «Гадла Сосна», IV кн. Эзры и «Баквдами Габра Эгзи‘абхер».

Из оригинальных рукописных произведений, созданных бета Исраэль , особую роль в практической религиозной жизни общины сыграл сборник «Те‘эзаза санбат», в котором собраны законы о субботе (согласно книге Юбилеев) и легенды о сотворении человека, о райском саде, о субботе, о Ное, Аврааме, Моисее и т. д. Согласно преданиям бета Исраэль , автором этого труда был некий монах 15 в.

Рукописи бета Исраэль начинаются не с принятого христианского благословления Троицы, а со слов: «Благословен Господь, повелитель Израиля, повелитель всего духа и всей плоти».

С конца 19 в. различные тексты бета Исраэль на языке геэз были опубликованы привезшими их из Эфиопии И. Х алеви, Я. Файтловичем и другими исследователями (часть рукописей была переведена на разные языки). Видимо, ряд неизвестных трудов находятся в различных европейских библиотеках, а также и у самих членов общины.

Одеждой членов бета Исраэль не отличались от остального эфиопского населения, лишь священнослужители кессох (ед. число кесс ) носили особый головной убор. В целом религиозные обычаи и нормы у бета Исраэль напоминали обычаи и нормы христиан, но не совпадали с ними. В обеих общинах исполнялся обряд обрезания младенцев мужского пола на восьмой день после рождения, согласно предписанию Пятикнижия. В бета Исраэль , как и в большинстве областей Африки, практиковалось и обрезание девочек. Бета Исраэль , так же как эфиопы-монофиситы, соблюдали после смерти близких семидневный период оплакивания, сопровождаемый рядом поминальных служб (тазкар ). Исповедь у священнослужителя - ежегодную и предсмертную - практиковали обе религиозные общины. Как и большинство эфиопов, члены бета Исраэль не употребляли в пищу свинину.

Несмотря на эти общие черты, важно подчеркнуть те аспекты, которые отличали членов общины и помогали выработать и сохранить их этническую самобытность. Члены бета Исраэль не ели сырое мясо, они соблюдали предписания Пятикнижия о «чистых» и «нечистых» животных (см. Кашрут) и об удалении седалищного нерва (так называемый гид х а-наше ) из бедра млекопитающего.

Убой ритуальный (шхита ) выполнял кесс . Подобно своим соседям христианам и мусульманам, бета Исраэль не употребляли еду, особенно мясную, приготовленную представителями иной конфессии. На общих празднествах пища готовилась отдельно для каждой религиозной группы. У бета Исраэль были специальные ножи для ритуального убоя животных. Обычаи общины требовали предельно сокращать контакты с представителями других религиозных групп. Те, кто нарушал эти запреты, должны были очиститься постом и ритуальным омовением, прежде чем допускался их контакт с единоверцами.

Женщины в некоторых эфиопских группах также выполняли законы очищения в период менструации и в послеродовой период, но в бета Исраэль предписание о ритуальной чистоте (см. Чистота и нечистота ритуальные) соблюдалось особенно тщательно. Женщин изолировали в специальном строении во время месячных, а также на 40 дней после рождения мальчика и на 80 после рождения девочки. Среди членов бета Исраэль соблюдалась моногамия (см. Моногамия и полигамия). Развод разрешали редко, и лишь прелюбодеяние считалось достаточным основанием для расторжения брака. Семейная жизнь в общине обычно отличалась безупречностью. По этой причине венерические заболевания, широко распространенные в Эфиопии, среди бета Исраэль почти не наблюдались.

Алия и абсорбция эфиопских евреев. После того, как члены общины в начале 20 в. познакомились с традиционными нормами иудаизма, они проявили значительную меру готовности подчиниться их требованиям. Однако проект переселения общины в 1950–60-х гг. не нашел положительного отклика как со стороны Еврейского агентства, так и израильских властей (в частности, Министерства абсорбции). Лишь малочисленные группы репатриантов из Эфиопии стали прибывать в Израиль в 1965 г.

В 1973 г. сефардский верховный раввин Израиля О. Иосеф признал общину бета Исраэль евреями, потомками колена исчезнувшего (Дана), отвечающими требованиям Галахи . Это открыло для общины возможность алии . С 1977 г. алия эфиопских евреев возобновилась, и в 1980-е гг. число прибывающих постоянно увеличивалось (в 1980 г. - 258 человек, в 1981 г. - 647 человек, 1982 г. - 949 человек, 1983 г. - 2201 человек). Резкое ухудшение экономического положения в Эфиопии, политическая нестабильность, катастрофическая засуха, а также враждебное отношение окружающего населения поставили под угрозу само существование общины бета Исраэль . В ходе операции «Моше», предпринятой правительством Израиля в ноябре 1984 г., прямыми перелетами из сборных пунктов на севере Эфиопии и юге Судана (куда будущих олим доставляли с помощью сотрудников секретных служб и спецподразделений военно-морских сил Израиля) были переправлены в Израиль около 14 тыс. эфиопских евреев. В результате трудностей, связанных с прибытием в сборные пункты (голод, тяготы пути, разбойники, произвол местных властей), погибло около четырех тысяч эфиопских евреев.

Демографическая структура этой алии отличалась высоким числом лиц младше 18 лет (около 50%) и незначительным числом старше 60 лет (5%). Среди олим было большое число неполных семей и одиночек. Репатриация эфиопских евреев выдвинула совершенно новые проблемы. Приспособление к новой социальной действительности и к достижениям современной цивилизации были основой успешной абсорбции. Но существовала также религиозная проблема: в результате многовековой изоляции религиозная практика эфиопских евреев не соответствовала установившимся нормам Галахи. Все это потребовало разработки особой программы абсорбции, затрагивающей все стороны жизни репатриантов. Правительство Израиля прилагало усилия для репатриации оставшихся эфиопских евреев (в 1985 г. - 1886 человек, 1986 г. - 236, 1987 г. - 231, 1988 г. - 595, 1989 г. - 1448). В 1990 г. в результате улучшившихся отношений с Эфиопией в Израиль прибыло 4121 человек, а в мае 1991 г., когда повстанцы подошли к Аддис-Абебе и падение марксистского режима Х. М. Менгисту стало неотвратимым, над эфиопскими евреями, сконцентрировавшимися в столице в ожидании выезда в Израиль, нависла угроза. Правительство Израиля приняло решение о немедленной эвакуации оставшихся. В ходе операции «Шломо» был создан воздушный мост между Аддис-Абебой и Израилем, и в течение 36 часов были эвакуированы более 15 тыс. эфиопских евреев. Переезд в Израиль в 1990–92 гг. 27 803 человек практически положил конец существованию бета Исраэль как реальной этнической группы в Эфиопии. В 1993 г. из Эфиопии прибыло 862 человек, в 1994 г. - 1192, в 1995 г. - 1312, в 1996 г. - 1361, в 1997 г. - 1677, в 1998 г. - 3105, в 1-й половине 1999 г. - 1883.

В 1994 г. межминистерская комиссия правительства Израиля приняла решение о выдаче разрешения на въезд в страну ограниченной группе фалашмура (см. выше), проходившей подготовительный период для возвращения в иудаизм в транзитном лагере в Аддис-Абебе. В связи с тем, что на фалашмура не распространялся Закон о возвращении, они переселялись по Закону о въезде в Израиль и в рамках воссоединения семей. Это решение вызвало дискуссию в стране, так как даже часть эфиопских евреев не считает фалашмура евреями, хотя активная часть общины, возглавляемая депутатом Кнесета (14-го созыва) А. Масале, настаивает на том, чтобы были сняты все ограничения на въезд фалашмура .

Специальная широкая правительственная программа стремится преодолеть и разрешить трудности абсорбции олим из Эфиопии. В Израиле издается газета, а также ведутся передачи государственного радио на амхарском языке. На конец 1999 г. в Израиле численность олим из Эфиопии составляла около шестидесяти пяти тысяч человек (среди них пятнадцать тысяч родившихся в стране).

ОБНОВЛЕННАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ

С тех пор, как мир узнал о существовании эфиопских евреев - "фалашах", не утихает спор о том: кто же они? Потомки древних евреев (на чем упорно настаивают сами фалаши, рассматривающие всякое сомнение, как оскорбление)? Что собою являет их вера? Вера ли народа Израиля времён до разрушения Храма или некая смесь, возникшая у иудаизированных досемитских племён нынешней Эфиопии?
Особенно острые формы приобрели эти споры после массовой иммиграции фалашей в Израиль.

Мы в этой публикации, носящий чисто этнографический и информативный характер, хотим дать просто объективную картину жизни и системы ценностей фалашей. Статью написал чешский африканист-эфиополог Зденек ПОЛАЧЕК.


В этой статье приводятся основные сведения о фалашах, которые до недавнего времени составляли в Эфиопии немногочисленное, но выразительное сообщество приверженцев специфической (лучше сказать - застывшей) формы иудаизма. В конце 1984 - начале 1985 г.г. фалаши в подавляющем большинстве эмигрировали в Израиль, где они обрели новую родину. Те немногие, которые остались в Эфиопии, подверглись или очень скоро подвергнутся ассимиляции. Религиозно-этническая группа фалашей в Эфиопии фактически перестала существовать, но в историческом и религиозном развитии этого региона она оставила неизгладимые следы. Изучение традиций фалашей, может способствовать более глубокому пониманию некоторых аспектов эфиопского христианства, которое восприняло многие элементы иудаизма.

До переселения в Израиль фалаши жили (а их остатки еще живут) рассеянно между крупнейшими североэфиопскими этническими группами (амхара и тигре) в провинциях Бегемдир и Тиграй. Больше всего их было сосредоточено в области Дембия, расположенной на север от озера Тана, а также в областях Годжджам и Вегера, в городе Чилга и его окрестностях, в областях Квара и Секелт и на землях западнее реки Теккезе.
Говоря о численности фалашей, долгое время пользовались приблизительными прикидками. В 1874 г. была проведена перепись, которая дала следующие результаты: в 490 населенных пунктах проживали более 6 000 фалашских семей, которые в общей сложности составили 28 000 человек. В вышеупомянутых населенных пунктах фалаши составляли от 10 до 50 % населения.

Сами себя фалаши называли "Дом Израиля" (bete Izrael) или на своем родном языке кушитской группы использовали самоназвание "кайла". Члены остальных этнических групп называли их фалаша (фелаша). Название "фалаша", иногда произносимое с легким пренебрежением, означает "эмигрант, изгнанник, иностранец"; это производное от слова "фелесе", что на классическом эфиопском (на языке геэз) означает "эмигрировать, уйти в изгнание". Некоторые исследователи не исключают, что это название фалаши первоначально предпочитали сами, чтобы подчеркнуть то, что они "изгнанники" из Святой Земли, в которую (после прихода Мессии) вернутся.




Фалаши относились к коренному населению, которое жило в северных областях Эфиопской возвышенности еще до прихода семитоязычных мигрантов из южной Аравии, предков нынешних эфиопов.

Первоначально они говорили на языке агау, относящемся
к кушитской языковой группе. Этот язык или, скорее, его диалекты (кваринья, камир), сохранили лишь немногочисленные группы фалашей в Сименских горах. В остальных областях фалаши усвоили языки своих более многочисленных соседей: в центральной Эфиопии - амхарский, в северной части страны - тигринья.

Иврит фалаши вообще не знали. При богослужении в синагоге они использовали классический эфиопский (геэз) литургический язык эфиопской монофизитской церкви, некоторые молитвы звучали иногда на старом кушитском языке (по некоторым свидетельствам - без понимания слов). На кушитском языке сохранились названия праздников, постов и др.

Литература фалашей написана на классическом эфиопском языке и носит исключительно религиозный характер. Частично она заимствована из эфиопской литературы или связана с ней (а через нее - с литературой греческой, коптской, сирийской и арабской), а частично является оригинальной. У эфиопов фалаши заимствовали все книги Танаха, текст которых местами исправили или дополнили, а также ряд апокрифических и псевдоэпиграфических книг: "Тобит", "Юдит", "Мудрость Соломонову", "Мудрость Иисуса Сираха (Экклезиаст)", обе "Книги Маккавеев", "Книгу Баруха", "Книгу Еноха" и "Книгу Юбилеев". К заимствованным и позже переработанным книгам относятся также "Завещание Авраама", "Книга Ангелов", "Апокалипсис Горгориоса", "Книга учеников" и др.

Оригинальным произведением фалашской литературы можно считать "Субботние предписания" (Тэезазе сенбет). В этой книге Шабат персонифицирован - он понимается как женское существо, олицетворяющее небесный свет. В ней в занимательной форме излагаются легенды, относящиеся к Шабату. Заметно влияние "Книги Юбилеев" и эфиопского "Еноха", местами можно проследить христианские элементы.
Оригинальностью отличается также гомилетическая "Книга Аббы Элиаша", в которой также делается акцент на уважение Шабата. К оригинальным произведениям фалашской литературы относятся также молитвы, предназначенные для богослужения в синагоге.




Самые первые упоминания о фалашах относятся к IX в. и принадлежат еврейскому путешественнику Эльдаду hа-Дани, о котором не известно, посещал ли он Эфиопию. Он считал фалашей одним из десяти колен Израиля, коленом Дана, которое ушло в Куш (Эфиопию) и основало независимое царство. Дальнейшие сведения принадлежат испанскому еврейскому путешественнику Беньямину из Туделы (XII в.). Он получил их из вторых рук во время своего путешествия из Йемена в Египет. Ученый Элия из Феррары описал свою встречу с молодым фалашем в Иерусалиме (1438 г.), от которого он узнал о борьбе фалашей с эфиопскими царями. Андре из Овьедо упоминает (1557 г.), что в Эфиопии евреи владеют высокими неприступными горами. Основатель европейской эфиопистики Иов Людольф (1624 - 1704) в своем труде об эфиопской истории ("Historia aethiоpica") немало внимания уделяет фалашам.

В книге португальского миссионера Бальтазара Теллеша "Путешествия иезуита по Эфиопии" (1710) имеется упоминание о том, что фалаши живут в Агавмедере и не подчиняются эфиопской власти Схожую и сравнительно подробную информацию о фалашах собрал шотландский путешественник Джеймс Брус во время своего пребывания в Гондаре в 1769 - 1770 г.г. Разные аспекты жизни фалашей, которые напоминали ему самаритян, он описал в монументальном труде "Странствия за открытием истоков Голубого Нила" (1790). Интерес к изучению фалашей стимулировали книги христианских миссионеров Штерна "Странствия между фалашами и Габесом" (1862) и Флада ("Абиссинские фалаши" (1869)). Научным исследованием языков, культуры и истории фалашей впервые начал заниматься (с 1867 г.) семитолог Йозеф Галеви (Halevy). На его работы позже ссылались известные эфиописты Игнацио Гуиди, Карло Конти Россини и Вольф Леслау.

Свое происхождение фалаши объясняют несколькими легендами. Согласно одной из них, они являются потомками евреев, которые пришли в Эфиопию с Менеликом I, сыном царя Соломона и Царицы Савской. Согласно другой легенде, они ведут свое происхождение от группы евреев, которая во время исхода из Египта отделилась и направилась в Эфиопию. Некоторые из фалашей верят преданию, что они потомки евреев, которые пришли в Эфиопию после разрушения первого или второго Храма.

Практически никто из современных исследователей не считает, что фалаши - этнические евреи. Несколько раз прозвучавшая точка зрения, что они принадлежат к колену Дан, всеми отвергается. Ученые сходятся во мнении, что это бывшие эфиопские граждане, которые были когда-то приняли иудаизм. В поддержку такой точки зрения можно привести несколько фактов: антропологически фалаши не отличаются от остальных эфиопов; они не знают и, похоже, никогда не знали иврита; их культура (за исключением религии) не отличается от культуры их соседей; и, наконец, в их религии имеются значительные примеси элементов язычества (вера в добрых и злых духов, дурной глаз и пр.) и христианства (вера в рай и ад, в ангелов, страшный суд и т. д.). Поэтому предметом исследований и рассуждений является не происхождение фалашей (они коренное население Эфиопии), а происхождение их религиозных традиций.

Согласно одной из теорий, предки фалашей столкнулись с иудаизмом, пришедшим в Эфиопию из Египта через Нубию (Судан). В Египте на острове Элефантина, напротив современного Асуана в V в. до н. э. существовало еврейское военное поселение.
Согласно другой теории (сегодня общепризнанной), знакомство с иудаизмом пришло под влиянием еврейского населения Юго-Западной Аравии. Оттуда иудаизм постепенно распространялся (за счет миграций и, возможно, миссионерской деятельности) через Красное море на земли Аксумского государства и пустил корни, в частности, среди коренного населения. Когда же в первой половине IV в. в Аксуме стало набирать силу христианство, приверженность иудаизму сохранили почти одни фалаши. Следовательно, фалаши являются потомками тех племен коренного эфиопского населения, которые в дохристианскую эру приняли иудаизм, а после принятия христианства и его возвышения до ранга государственной религии Аксумского царства не подверглись христианизации.
Между эфиопскими христианами распространена и приукрашена традицией легенда о нехристианской мятежной властительнице по имени Юдит (на языке тиграи) или Исат (на амхарском), которая в конце X в. сокрушила Аксумское царство и на сорок лет стала царицей Эфиопии. Некоторые авторы, в особенности эфиопские традиционные историографы, считают эту женщину дочерью фалашских правителей Симена.

В эфиопских источниках (царских хрониках) первые упоминания о фалашах относятся к времени правления царя Амде Цийона I (1314 - 1344), который вел с ними войны и стремился обратить их в христианство. Царь Йисхак (1414 - 1429) также предпринял против них военную экспедицию, когда они захватили Бегемдир. В результате этого похода был захвачен главный город фалашей в Вегере, и множество фалашей было изгнано со своих земель. Стремления последующих эфиопских царей сделать фалашей вассалами вели к новым войнам, которые продолжались более двух столетий. После неудач, которые потерпел царь Зрат Яакова (1434 - 1468), его сын и наследник Байде Марьям(1468 - 1478) предпринял стремительное наступление на фалашей Бегемдира и Симена, за которыми последовала принудительная христианизация. Однако вскоре власть фалашей в Симене стала укрепляться под предводительством человека по имени Рада"и, которому удалось противостоять войскам царя Минаса (1559 - 1563) и его сына и наследника Серца Дингила (1563 - 1597).

После Рада"и во главе фалашей встал Гедевон, который после тяжелых сражений с войсками царя Сусневоса в 1924 г. потерпел поражение и был убит. Это поражение имело для фалашей катастрофические последствия. Многие были перебиты или принудительно обращены в христианство, остальные утратили политическую независимость и были рассеяны по северо-западной Эфиопии. Они были лишены права владеть землей, которая раньше была у них в наследственном владении, и потому стали заниматься ремеслами: кузнечным, ткацким, кожевенным (мужчины); гончарством и плетением корзин (женщины). Этот переход к иной экономической активности неблагоприятно сказался на их общественном положении. Эфиопские христиане и мусульмане к ремеслам (к "людям, работающим руками") вообще, а к кузнечному и гончарному - в особенности, относились с определенным пренебрежением; от такого отношения не были избавлены и фалашские ремесленники. Большая часть фалашей и после утраты земли вернулись к земледелию, но землю им, конечно, пришлось брать в аренду. Они выращивали зерновые (теф, просо) и бобовые, типичные для северо-западной Эфиопии. Большинство держало несколько голов крупного рогатого скота, коз и овец. Землю обрабатывали так же, как их соседи: простой деревянной сохой, в которую впрягали скот.

Из-за того, что фалаши часто совершали ритуальные омовения, они селились вблизи воды. Жилища фалашей (круглые глиняные строения с соломенной крышей) ничем не отличались от жилищ их соседей-христиан. Фалашские домики либо образовывали рассредоточенное поселение, примыкающее к большой деревне христиан- эфиопов, либо были сконцентрированы в компактное поселение внутри христианской деревни, несколько отделенное от последней.

Главным источником фалашских религиозных законов и предписаний были книги Ветхого завета (как говорят религиоведы) в частности Тора и псевдоэпиграфическая "Книга Юбилеев". Иудаизм фалашей своеобразный. Он содержал ряд элементов эпохи первого Храма (принесение в жертву животных, институт священства). Фалаши не знали ни Мишны, ни Талмуда, поскольку во время возникновения этих книг они уже не имели связей с другими еврейскими общинами и живой еврейской традицией.

Синагога (месгид - слово арабского, а точнее, арамейского происхождения) была для фалашей, тем же, что и церковь для эфиопских христиан: не только местом богослужения, но и центром общественной жизни. Синагога была в каждой деревне или селе, где жил хотя бы один священник. Это простое круглое или прямоугольное глиняное или каменное строение можно было отличить от других строений главным образом по наличию красного глиняного сосуда, установленного на вершине крыши. По большей части у синагог было два входа: один был обращен на восток, в сторону Иерусалима, другой - на запад. Алтарь для богослужений располагался на северной стороне. Богослужения состояли из молитв (целоточ, ед. ч. - целот) и чтения Торы (орит), которая имела форму книги, а не свитка на пергаменте. Тора вместе с облачением священника, ножом для принесения жертв и другими священными предметами хранилась в части синагоги, которую называли "святая святых" (киддистэ киддусан), куда имели доступ только лица духовного сана. Вблизи восточных дверей синагоги находилось круглое место (ауд), на котором священник приносил жертву (курбан) В канун Песаха это была пасхальная жертва (жертвенным животным мог быть бык, баран или козел), во время уборки урожая благодарственная жертва (корова без изъяна), далее - так называемая жертва очищения от греха (козленок) и др.

У фалашей (как и у евреев в эпоху первого Храма) был институт священства. Фалашские священники (каhинат, ед.ч.- каhин) вели свое происхождение от Аарона. Кандидата на должность священника выбирала вся община. Первосвященник (вместе с другими священниками) одобрял кандидата и посвящал его в сан. Священники имели право жениться (как и эфиопские православные священники), однако их развод был невозможен. Внешним атрибутом священников (как и у христиан) был тюрбан. За выполнение своих обязанностей (молитвы, чтение благословений над жертвой, обряды поминовения усопших), при которых им, как правило, помогали диаконы, они получали небольшую плату и кормились работой на поле или ремеслом.
Первосвященника (тиллик каhин) выбирали из рядовых священников. Он должен был обладать высокими моральными качествами и чертами характера и в совершенстве ориентироваться в вопросах религии. У него были следующие обязанности: чтение вслух молитв (дневных в синагоге, за очищение от грехов, по умершим в годовщину их смерти, за больных), произнесение благословений над только что обрезанными мальчиками, произнесение благословений в Шабат, забой жертвенных животных и др.. В религиозной общине он был исповедником, советником и духовным авторитетом. Первосвященник имел право выполнять сельскохозяйственные и ремесленные работы, за исключением кузнечных.

Монашество, чуждое иудаизму (только ессеи когда-то создали нечто вроде монашеского ордена), фалаши, вполне вероятно, заимствовали у своих соседей-христиан. Согласно эфиопской традиции, монашество ввел в XV в. Абба Сабра совместно с сыном эфиопского царя Зрат Яакова - перед этим Абба Сабра обратил царского сына в иудаизм. Монахи (менекосат,ед.ч. менекосе) не имели права жениться. Они жили как в монастырских поселениях, так и в уединении на краях населенных пунктов и в безлюдных местах в хижинах, обнесенных круглой каменной стеной. Монахи пользовались большим уважением. Монахи, на которых после длительной уединенной жизни вдали от людей нисходило Б-жественное вдохновение, считались святыми.

Фалаши очень строго соблюдали Шабат (сенбет). Работы прекращались уже в пятницу в полдень. При подготовке к Шабату обязательно было очищение погружением в воду и переодевание в субботние одежды. После заката гасили огонь и свечи на все время Шабата. Было запрещено набирать воду, выходить за границы поселения ("Книга Юбилеев", 50:8) и иметь половые сношения. Большую часть дня люди проводили в синагоге. Как сообщают эфиопские источники, фалаши в Шабат соблюдали мир и брались за оружие только в случае нападения на них. Каждый седьмой Шабат от первого Шабата месяца нисан назывался Шабат Шабатов (йе-сенбет сенбет) и отмечался с большой торжественностью. Фалаши отмечали (но несколько иначе, чем евреи в других местах) новолуние и праздники, указанные в Пятикнижии. Послебиблейских праздников фалаши не знали. С другой стороны, у них было несколько собственных праздников. Фалаши соблюдали несколько постных дней (пост в память иерусалимского Храма, пост Эстер и др.).

Перед едой и после нее фалаши умывали руки и произносили молитвы. В пищу использовали мясо животных, забитых исключительно другими фалашами (что вместе с запретом путешествовать в Шабат не позволяло им заниматься торговлей), и только тех животных, которые жуют жвачку и имеют раздвоенные копыта. Не употребляли в пищу внутренности, мясо птиц и мясо животных, павших естественной смертью или растерзанных. Закон, запрещающий одновременно есть мясо и молочные продукты, который является традиционной интерпретацией нескольких мест из Торы, до фалашей никогда не дошел.

Согласно предписаниям Торы, обрезание (гизрет) делали на восьмой день от рождения. Обряд наречения новорожденного (ардот) происходил через сорок дней после рождения мальчика и через восемьдесят дней после рождения девочки. Частью этого обряда было погружение в воду, напоминающее крестины. Новорожденному могли дать эфиопское имя или имя из Танаха. Фалаши были строго моногамны. Институт левирата был им незнаком. Фалаши тщательно следили за соблюдением ритуальной чистоты. Человек, совершивший обрезание, похоронивший умершего, коснувшийся нечистого предмета и т.д., должен был сутки и более находиться отдельно от общины, а перед возвращением подвергнуться очищению водой и пеплом (золой). Фалашские женщины во время менструации находились в так называемом доме крови (йе-дэм годжджо) и не делали никакой работы. Женщины должны были находиться в так называемом доме разрешения от бремени (йе-арас бет) в течение сорока дней после рождения мальчика и в течение восьмидесяти дней после рождения девочки.

К фалашу, который был близок к кончине, приглашали священника (каhина), который выслушивал его исповедь. Тот, кто скончался без исповеди, терял право на обряд поминовения в годовщину смерти. Этого обряда лишались также неверные жены. Кладбище располагалось за пределами деревни на определенном расстоянии от синагоги. Фалаши верили, что душа покойного отходит к Аврааму и живет у него вместе с душами других правоверных.


Поразительно, что фалаши в отрыве от центров традиционного иудаизма, среди христианского большинства сохранили свою религиозную идентичность и повлияли на это христианское большинство гораздо сильнее, чем оно на них. Эфиопское христианство прямо пропитано элементами иудаистского происхождения (празднование не только воскресенья, но и субботы, обрезание перед крещением, особая категория церковных певцов наподобие левитов, архитектурная организация церкви, напоминающая синагогу, освящение так называемых "таботов", представляющих собой не что иное, как ковчег завета, и пр.), а в жизни и культуре эфиопских христиан наблюдается ряд традиций, вдохновленных иудаизмом (различение "чистых" и "нечистых" животных, обрезание, понятие ритуальной чистоты и др.). Конечно, трудно сказать, какие из этих элементов были впитаны христианской средой в результате длительного сосуществования с сообществом фалашей, а какие проникли в эту среду благодаря глубокому уважению, с которым эфиопские христиане относились к Ветхому завету.