Кандидат Игорь Додон: Роскошный дом, льготный кредит и посредники-миллионеры. Биография игоря додона.

И́горь Никола́евич Додо́н , (рум. Igor Dodon , род. 18 февраля 1975 , Садова , Каларашский район , Молдавская ССР) - председатель Партии социалистов Республики Молдова , депутат парламента Республики Молдова .

Биография

Игорь Додон родился 18 февраля 1975 в селе Садова Каларашского района , Молдавской ССР. Окончил экономический факультет Государственного аграрного университета, факультет менеджмента Молдавской академии экономических знаний, факультет экономического права Международного института менеджмента. Доктор экономических наук. С 24 сентября 2011 года - президент Федерации шахмат Молдовы.

Политическая деятельность

4 ноября 2011 года вместе с депутатами парламента Зинаидой Гречаной и Вероникой Абрамчук покинул фракцию Партии коммунистов , а 23 ноября 2011 года присоединился к Партии социалистов (ПСРМ).

18 декабря 2011 года на X съезде Партии социалистов Республики Молдова был избран председателем партии .

По результатам парламентских выборов 30 ноября 2014 года Партия социалистов под руководством Игоря Додона набирает 20,51% голосов и формирует самую многочисленную фракцию в парламенте XX созыва. Не поддержав программу правления проевропейских партий, Партия социалистов перешла в оппозицию.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Додон, Игорь Николаевич

Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами.
– Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья.
Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.), и доктор говорил, что нагноение может пойти правильно. Сделалась лихорадка. Доктор говорил, что лихорадка эта не так опасна.
– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.
– Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна.
– Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…

Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его.
Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти. Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало. Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату. Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом.
Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы. Глаза его смотрели на входивших.
Увидав его лицо и встретившись с ним взглядом, княжна Марья вдруг умерила быстроту своего шага и почувствовала, что слезы вдруг пересохли и рыдания остановились. Уловив выражение его лица и взгляда, она вдруг оробела и почувствовала себя виноватой.
«Да в чем же я виновата?» – спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» – отвечал его холодный, строгий взгляд.
В глубоком, не из себя, но в себя смотревшем взгляде была почти враждебность, когда он медленно оглянул сестру и Наташу.
Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке.
– Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса.
– И Николушку привезла? – сказал он также ровно и медленно и с очевидным усилием воспоминанья.
– Как твое здоровье теперь? – говорила княжна Марья, сама удивляясь тому, что она говорила.
– Это, мой друг, у доктора спрашивать надо, – сказал он, и, видимо сделав еще усилие, чтобы быть ласковым, он сказал одним ртом (видно было, что он вовсе не думал того, что говорил): – Merci, chere amie, d"etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.]
Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.
– Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной.
Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила! Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему.
Разговор был холодный, несвязный и прерывался беспрестанно.
– Мари проехала через Рязань, – сказала Наташа. Князь Андрей не заметил, что она называла его сестру Мари. А Наташа, при нем назвав ее так, в первый раз сама это заметила.
– Ну что же? – сказал он.
– Ей рассказывали, что Москва вся сгорела, совершенно, что будто бы…
Наташа остановилась: нельзя было говорить. Он, очевидно, делал усилия, чтобы слушать, и все таки не мог.
– Да, сгорела, говорят, – сказал он. – Это очень жалко, – и он стал смотреть вперед, пальцами рассеянно расправляя усы.
– А ты встретилась с графом Николаем, Мари? – сказал вдруг князь Андрей, видимо желая сделать им приятное. – Он писал сюда, что ты ему очень полюбилась, – продолжал он просто, спокойно, видимо не в силах понимать всего того сложного значения, которое имели его слова для живых людей. – Ежели бы ты его полюбила тоже, то было бы очень хорошо… чтобы вы женились, – прибавил он несколько скорее, как бы обрадованный словами, которые он долго искал и нашел наконец. Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого.

Между тем, у Додона, согласно Конституции, не будет полноценной президентской власти – он не имеет права на законодательные инициативы и не может повлиять на осуществление внешней и внутренней политики. Единственное, что позволено новому президенту - это вести переговоры и заключать международные договоры, для вступления в силу которых необходимо согласие парламента. А также Додон сможет обращаться к парламенту с посланиями по особо важным вопросам.

© / Мирослав РотарьВыборы 2016: президентом Молдовы стал Игорь Додон

Президентские выборы, которые состоялись впервые с 2000 года, ранее главу государства избирал парламент, дают возможность прогнозировать исход будущих парламентских выборов в 2018 году.

Однако до этого социалисту Додону придется нелегко, правительство и парламентское большинство Молдовы придерживаются европейского курса и поддерживают Соглашение об ассоциации с ЕС, против которого выступает новый президент.

Кто такой Игорь Додон

41-летний Игорь Додон - доктор экономических наук, увлекающийся шахматами. С 24 сентября 2011 года - президент Федерации шахмат Молдовы.
Какое-то время он входил в Коммунистическую партию Молодовы и даже занимал должность министра экономики и торговли и вице-премьера при президентстве Владимира Воронина в 2006-2008 годах.


© / Мирослав РотарьИгорь Додон в парламенте заседание

Кроме того, он был депутатом парламента трех созывов парламента, когда партия коммунистов республики Молдова занимала большинство в парламенте с страны, но 2011 в результате конфликта внутри партии, Додон присоединился к Партии социалистов.

По результатам парламентских выборов 30 ноября 2014 года Партия социалистов под руководством Игоря Додона набрала 20,51% голосов, но не поддержав программу правления проевропейских партий, Партия социалистов перешла в оппозицию.

В январе 2016 года в ходе массовых антиправительственных демонстраций в Кишинёве Игорь Додон координировал действия протестного движения и выступал в качестве одного из лидеров оппозиции на переговорах с представителями правящего большинства.

Пророссийский президент

Новый президент Молдовы Игорь Додон придерживается пророссийской позиции, в своих интервью он заявлял, что хочет походить на президента России Владимира Путина.

"Как Путин - хочу. Этого хочет большинство граждан Республики Молдова. Я бы хотел, чтобы в Молдове был такой президент, как Путин, авторитарный, который навел бы в стране порядок", - сказал он в одном из интервью на общественном телеканале Молдовы.


© / Цуркану: грузино-молдавские отношения не ухудшатся

Свой первый визит Додон планирует именно в Россию. На встрече со своим идеалом, он собирается инициировать начало переговоров по подписанию Соглашения о стратегическом партнерстве Молдовы и России, экономическом сотрудничестве, урегулировании приднестровского конфликта и снятии ограничений для граждан Молдовы на въезд в Россию.

В планах кандидата также федерализация Молдовы и отмена Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Кроме того, он намерен вести прямые переговоры с лидерами Приднестровья и ввести запрет на организации, поддерживающие объединение Молдовы и Румынии.

Игорь Додон родился 18 февраля 1975 года в селе Садова Каларашского района, Молдавской ССР. Окончил экономический факультет Государственного аграрного университета, факультет менеджмента Молдавской академии экономических знаний, факультет экономического права Международного института менеджмента. Доктор экономических наук. С 24 сентября 2011 года - президент Федерации шахмат Молдовы, передает ДВ-РОСС со ссылкой на Википедию (свободная энциклопедия).

Политическая деятельность

С мая 2005 по сентябрь 2006 года занимал должность заместителя министра экономики и торговли. Указом Президента Республики Молдова Владимира Воронина № 764 - IV от 18 сентября 2006 года назначен на должность министра экономики и торговли. 31 марта 2008 года указом Президента Республики Молдова № 1592 - IV назначен на должность первого заместителя премьер-министра, министра экономики и торговли. В 2009 году стал депутатом от ПКРМ, как после выборов 5 апреля, так и после досрочных выборов 29 июля. 14 сентября 2009 года ушел в отставку вместе с другими депутатами от ПКРМ из правительства Зинаиды Гречаной, так как пост депутата и пост министра несовместимы по Конституции Республики Молдовы.[источник не указан 1987 дней]. На парламентских выборах 2010 года Игорь Додон вновь стал депутатом парламента по списку ПКРМ и членом парламентской комиссии по экономики, бюджету и финансам.

В июне 2011 года выдвинут кандидатом от Партии коммунистов на выборах генерального примара Кишинёва, по итогам которых набрал в 1 туре 48,07 % голосов, во 2 туре - 49,40 % голосов, проиграв Дорину Киртоакэ.

4 ноября 2011 года вместе с депутатами парламента Зинаидой Гречаной и Вероникой Абрамчук покинул фракцию Партии коммунистов, а 23 ноября 2011 года присоединился к Партии социалистов (ПСРМ).

18 декабря 2011 года на X съезде Партии социалистов Республики Молдова был избран председателем партии.

По результатам парламентских выборов 30 ноября 2014 года Партия социалистов под руководством Игоря Додона набирает 20,51% голосов и формирует самую многочисленную фракцию в парламенте XX созыва. Не поддержав программу правления проевропейских партий, Партия социалистов перешла в оппозицию.

В ходе массовых антиправительственных демонстраций в Кишинёве в январе 2016 года Игорь Додон совместно с Андреем Нэстасе и Ренато Усатым координировал действия протестного движения и выступал в качестве одного из лидеров оппозиции на переговорах с представителями правящего большинства.

Осенью 2016 года был выдвинут социалистами в качестве кандидата на президентских выборах 30 октября. Вышел во второй тур набрав 47,98 % голосов.

Женат на Галине Додон. В семье трое детей: сыновья Богдан, Влад и Николай.

Кишинев — Любому, кто оказался бы сегодня новым президентом Молдавии, пришлось бы очень непросто в этой небольшой стране, раздираемой множеством внутренних политических, экономических, социальных и прочих противоречий. Пожалуй, Игорь Додон стал первым избранным главой молдавского государства, кто попал в настолько трудную и специфическую ситуацию. Еще и инаугурация не прошла, и в резиденции не обжился, а кое-какими заявлениями удивить успел. Например, Додон уже отрицает свою лояльность Москве и находит неподходящим «меморандум Козака» в качестве плана решения Приднестровской проблемы.

Для начала маленькая справка. В парламенте Молдавии предыдущего созыва Игорь Додон состоял в Партии Коммунистов (ПКРМ), откуда благополучно вышел и сформировал отдельную маленькую фракцию, чего экс-президент Владимир Воронин не простил ему до сих пор. Незадолго до парламентских выборов 2014 года Додон стал лидером социалистов. Как говорят злые языки, он купил эту малоизвестную тогда партию, и добавляют — на российские деньги. Впрочем, само по себе такое явление для Молдавии не редкость, и чаще именуется «слиянием», «ребрендингом», «переформатированием», «реформированием» и т.п. Про деньги вопрос интереснее.

За руку никто никого не ловил, претензий от органов правопорядка относительно внешнего финансирования Партия социалистов (ПСРМ) никогда не получала. Однако избирательная кампания 2014 года была для Молдавии беспрецедентной. В маленьких молдавских городках и селах давали концерты звезды российской эстрады первой величины и призывали голосовать за Игоря Додона.

Сам Додон и его ближайшая коллега по партии Зинаида Гречаная, тоже известная ранее как активный соратник Владимира Воронина, занимавшая при коммунистическом президенте высшие госдолжности, были запечатлены на фото в обществе Владимира Путина и Валентины Матвиенко. Эти фото всех форматов были растиражированы по всей республике. Помимо музыкантов и прочих знаменитых деятелей культуры РФ, агитировать за социалистов приезжали и российские политики.

Сходной поддержкой пользовалось совершенно новое на тот момент политическое объединение под руководством некоего Ренато Усатого, про которого тогда было известно лишь одно — российский бизнесмен и выходец из Молдавии. Ему все никак не давали зарегистрировать партию, без конца случались разного рода казусы, завершившиеся в конце концов снятием его политформирования с парламентской гонки за неделю до выборов в связи с подозрением во внешнем финансировании избирательной кампании.

Данным шагом возмутились в свое время даже еврочиновники, но популярность партии Усатого росла, как на дрожжах, а курс его был абсолютно антиевропейским и пророссийским. В итоге на волне разочарования Партией коммунистов и схода с дистанции Усатого наработанный им электорат благополучно проголосовал за социалистов Додона, как за единомышленников и сторонников сближения с Россией. А Игорь Додон получил самую большую фракцию в парламенте — 25 депутатов.

После столь оглушительного электорального успеха малозначительных до выборов партий в молдавское законодательство были внесены изменения: запрет на любое участие в предвыборной агитации иностранных граждан. Когда проходили выборы башкана Гагаузии, главы автономного объединения в составе Молдавии, пророссийскому кандидату Ирине Влах пришлось идти на хитрости, чтобы подчеркнуть российскую поддержку. Молдавская Гагаузия настроена пророссийски и периодически получает стимулирующие «подарки» от восточного партнера: то вопреки эмбарго для гагаузского вина делают исключение, то материальную помощь на социальные проекты предоставят. И прочее, и прочее.

Игорь Додон так же не раз с гордостью рапортовал о том, как ему удавалось договориться с РФ о различных послаблениях и поощрениях для молдавских экономических агентов преимущественно из сферы сельского хозяйства. Его визиты в Москву перед президентскими выборами хоть и не сопровождались групповыми портретами с российскими лидерами за одним столом, но освещались весьма акцентировано.

В самой середине электорального периода спикер молдавского парламента Андриан Канду обвинил Россию во вмешательстве во внутренние дела Молдавии, имея в виду предвыборный процесс. Одновременно из Москвы приходили одобрительные комментарии относительно кандидатуры Додона на пост президента. Так, его поддержали в намерении вернуться к «плану Козака» в решении Приднестровского конфликта, предусматривающего федерализацию республики, и положительно оценили мысль на счет «будущего Молдавии в ЕАЭС».

Не говоря о категорическом неприятии «левым» политическим флангом сотрудничества между официальным Кишиневом и НАТО, ПСРМ декларировала в своей программе пункт о денонсации соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Даже столь беглого обзора вполне достаточно, чтобы и поверхностному наблюдателю стала очевидна близость лидера социалистов и его партии российским интересам.

Тем не менее, едва став президентом, Игорь Додон поспешил заявить: в его полномочия изменение внешнего курса страны никак не входит. В недавно опубликованном интервью изданию «Deutsche Welle» Игорь Додон открыто отверг концепцию «меморандума Козака», как утратившую актуальность. В беседе с местными СМИ он также исключил идею окончательного отделения ПМР — «второго Калининграда не будет». Правда, иной конкретики тоже не последовало: новоизбранный молдавский президент обтекаемо рассказал о поэтапном процессе ведения переговоров и реинтеграции страны.

Немецкому агентству Игорь Додон сообщил еще и о том, что ничуть не является пророссийским политиком и даже понять не может, откуда взялось подобное «клише». И в самом деле — откуда?! Читаем выше и делаем выводы. Движемся дальше и понимаем суть метаморфоз.

Только на сегодняшний день очевидно: второй официальный визит молдавский президент Додон предпримет прямиком в Брюссель, где сделает все подобающие реверансы. Стало быть, правы еврочиновники вроде комиссара по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнеса Хана, который через день после победы социалиста на выборах успокаивал встревоженных — «правительство Молдавии остается верным европейскому вектору развития страны». И чаяния российской стороны на крен в свою сторону тоже не лишены оснований. Парадокс?

Благодаря победе Игоря Додона молдавская арена борьбы внешних векторов Восток — Запад становится интересным феноменом, а наблюдение за работой нового президента станет более чем занимательным. Лидер социалистов не просто меж двух огней очутился. Он скорее в киношной перестрелке а-ля 90-е, когда непонятно, сколько стрелков в кого целится и откуда.

В симметрично разделенном молдавском обществе, где половина населения ориентирована на Запад и половина — на Восток, а большая часть граждан смотрит на власть как на личного врага, Игорь Додон выиграл выборы с учетом фактора протестного голосования. Значит, ему придется во всех смыслах отвечать за свою предвыборную пророссийскую риторику и одновременно завоевывать симпатии проевропейцев. Иначе…

Оппозиция не дремлет, опыт протестов — колоссальный. Вот он и заводит речь на страницах DW, мол, не вешайте ярлыки: «я не пророссийский, не прозападный, а промолдавский политик, сторонник нашей государственности». А чтобы прежние «свои» не огорчались, называет себя борцом с унионистами, ратующими за объединение Молдавии с Румынией. Они, конечно, ребята подчас радикальные, но многочисленностью не отличаются. К тому же вхождение в состав Румынии уничтожит Молдавию-государство. Соответственно, подобные идеи антигосударственны — можно поспекулировать на тему запрета унионизма. На десерт пойдет затея с заменой в школьной программе предмета «история румын» на предмет «история Молдавии». Антизападные единомышленники порадуются.

Проевропейские либеральные и демократические партии, пришедшие во власть после событий 2009 года, добрых чувств не вызывают даже у той половины народа, которая поддержала «молдавскую весну». И Игорь Додон пообещал добиться внеочередных парламентских выборов, хотя дело это труднодостижимое. И здесь ему в помощь относительно небольшой набор полномочий молдавского президента — всегда можно оправдаться противодействием «гадкого» парламента и правительства. Правящая Демпартия продвигаться не планирует. Та же история с обещанными социальными послаблениями, которые почти невозможны в свете нового договора с МВФ: президент бьется за народ, а другие ветви власти ничего сделать не дают.

Не стоит забывать о силе олигархическо-клановой составляющей в молдавской политике, которую западные СМИ ставят даже выше, чем декларации о внешнеполитическом курсе. По расхожему мнению, у западных партнеров есть рычаги давления на самого могущественного олигарха республики Влада Плахотнюка. Однако без его поддержки едва ли хоть кто-нибудь из электоральных конкурентов смог бы добраться до президентского кресла. Пусть Игорь Додон в угоду избирателям и заявляет о полном неприятии сотрудничества с этим политическим деятелем, но как ни крути, контактировать с ним придется, и дружить тоже. Хотя и кулуарно.

При западном курсе Молдавии ее президенту Додону придется проявлять уникальную изворотливость. Первый крен, вплоть до излома, был продемонстрирован тому же DW. На вопрос о российской военной группировке в Приднестровье глава государства ответил, что «каких бы то ни было вооруженных сил других государств» на молдавской земле в помине быть не должно. Нейтралитет прописан в Конституции и Игорь Додон воспользовался им с тем же успехом, реагируя на открытие офиса связи НАТО в Кишиневе, которое назвал «серьезной угрозой в отношении нейтралитета республики».

Гибкость вплоть до лукавства — то, чем придется пользоваться новоизбранному главе республики. Ни внешние, ни внутренние факторы не позволят ему продвигать сколько-нибудь внятную собственную политику. Интересно, что сразу после оглашения результатов выборов представители и российских, и европейских правящих кругов удивили одинаковым, поистине олимпийским, спокойствием и уверенностью: нормально, мол, будет работать молдавский президент. И Игорь Додон выбрал очень разумную тактику, когда назвал себя президентом для всего народа, вне зависимости от внешнеполитических воззрений, идеологических пристрастий и личного выбора при голосовании.